История белорусского студенческого союза

Один из малоизвестных примеров студенческого движения наблюдался в той части Беларуси, которая согласно Рижскому миру отошла к Польше. Речь здесь будет вестись о Белорусском студенческом союзе (БСС), который работал в Виленском университете им. Стефана Батория (УСБ).

После закрытия в 1832 г. Университет им. Стефана Батория вновь распахнул свои двери лишь 11 октября 1919 года. В число первых студентов восстановленного университета были зачислены и 5 белорусов.

В 1920—21 учебном году студенты-белорусы (а их уже насчитывалось 19 человек) решили создать свою организацию. Было проведено несколько собраний, на которых был разработан устав общества под названием "Гурток студэнтаў беларусаў". 1 декабря 1920 г. оно было образовано, однако возникла задержка с утверждением устава, который до конца академического года так и не был передан на заседание Сената университета для утверждения. В итоге первая попытка создания организации потерпела крах.

Осенью 1921 г. был разработан новый устав организации, которая получила уже новое название — "Союз студентов белорусов" (позднее употреблялось привычное и классическое для рассматриваемого типа организаций название "Белорусский студенческий союз"). Почти одновременно студенты избрали Исполнительный комитет, главной задачей которого было обеспечить утверждение устава Сенатом университета. Исполком выполнил возложенную на него роль, и 9 декабря 1921 г. на заседании Сената УСБ Устав Белорусского студенческого союза (БСС) был утвержден. Таким образом, с этого времени организация начала работать официально.

Структура БСС была оговорена в уставе союза и соответствовала общим требованиям, установленным правительством Польши ко всем академическим обществам подобного рода. Органами руководства являлись Общее собрание, Управа союза и Ревизионная комиссия. Высшим органом объединения являлось Общее собрание членов союза (Конференция), оно же было последней инстанцией в решении спорных вопросов. Представительные органы (Управа и Комиссия) избирались большинством голосов на Общем собрании. Непосредственное руководство БСС осуществлялось Управой. В ее компетенции также было принятие новых членов и исключение из БСС. Существовал еще и Товарищеский суд (5 человек), который решал споры, возникавшие между членами организации.

Руководство университета стремилось контролировать деятельность студенческих обществ. С этой целью за каждым студенческим обществом был закреплен куратор из числа университетских преподавателей, которого утверждал Сенат. Куратор следил за тем, чтобы деятельность студенческого общества соответствовало закону и уставу. Он же выполнял функции опекуна студенческой организации, представлял ее интересы перед университетскими властями. Первым куратором БСС был профессор Станислав Уладычка.

Согласно уставу главной целью БСС являлась «объединение студентов-беларусов УСБ в единую идейно-воспитательную и культурно-общественную организацию для взаимной помощи, как духовной, так и материальной, а также для культурно-просветительской работы среди белорусского народа». Ради достижения цели союз намеревался организовывать секции; создавать кассы взаимопомощи, библиотеки, читальни, хоры, курсы; осуществлять издательскую деятельность; завязывать отношения с другими академическими обществами и объединениями; делегировать своих представителей на конференции, съезды, академии и собрания студенческих обществ и общественных объединений. Союз провозглашал свою деятельность аполитичной. Он имел собственную символику в бело—красно—белых цветах (берет, лента). "Бацькаўшчына і навука" (рус. «Отчизна и наука») был девизом виленского белорусского студенчества.

В состав первой Управы Союза, избранного на организационном собрании, вошли студенты-медики Антон Абрамович (председатель), Сергей Малафеев (заместитель председателя), Тодар Куницкий (секретарь), Бронислав Туронак (казначей) и Станислав Гринкевич (член Управы).

Деятельность БСС освещалась в журнале "Наш шлях" (1922 г.), газете «Змаганне» (1924 г.), а затем и в "Беларуская крыніцы", где Союзу была выделена целая полоса под названием "Студенческая трибуна". С 1924 г. по 1935 г. печатным органом белорусского студенческого движения становится «Студэнцкая думка» — общественно-политический, научный и литературный журнал.

Журнал “Студэнцкая думка”, №5— 1925 (Источник: wikimedia.org)

О деятельности БСС в первые годы существования можно узнать из отчетов, подававшихся в Сенат УСБ и Министерство вероисповеданий и образования Польши: "1921/1922. Организована библиотека — читальный зал. Издано 3 номера журнала “Наш Шлях”. Прошли 2 театральных представления и 5 чтений. 1922/1923. Издан 1 номер журнала «Наш Шлях». Организовано 3 театральных представления и 2 чтений. 1923/1924. Организовано 2 представления и 4 чтения. Издан 1 номер журнала «Студэнцкая думка». 1925/1926. Издано 2 номера журнала «Студэнцкая думка». Организовано 2 представления и 8 чтений. Учреждено Бюро трудоустройства. 1927/1928. Издано 2 номера журнала «Студэнцкая думка». Организовано 2 представления и 11 чтений. Организован академический хор, состоящий из учащихся беларусов и украинцев..

В БСС планировалось развитие студенческого движения по следующему сценарию: консолидация и укрупнение движения на месте в УСБ, консолидация вокруг Объединения Белорусских Студенческих Организаций (ОБСО) в Праге, а также выход на уровень участия в Международной студенческой конфедерации (Confédération internationale des étudiants — CIE). Данные шаги позволили БСС приобрести авторитет в студенческой среде. Предлагались планы постепенного включения в общеуниверситетские организации демократических обществ студентов-поляков. На практике идеи сотрудничества реализовались в объединениях с организациями студентов-украинцев и студентов-литовцев. В результате данной работы был создан исполнительный орган из представителей трех союзов, который должен был заниматься организацией чтений рефератов, лекций, проведением концертов, вечеров, чаепитий, экскурсий. У БСС с данными организациями было налажено тесное сотрудничество, которое в дальнейшем не прерывалось. Национальные студенческие объединения были схожи в целях и своей деятельности. Их члены легко находили общий язык, проводили совместные мероприятия, делились опытом национальной деятельности. Можно привести приблизительный список организаций, дружественных БСС УСБ: ОБСО, БСС у Берлине, БСС в Ковно, БСС в Варшаве, “Таварыства Беларусаведы УСБ”, БСС в Минске, БСС в Праге, Украинский студенческий союз, Литовский студенческий союз, Еврейская студенческая самопомощь, Российский студенческий союз и так далее.

В ежегодную традицию превратилось совместное мероприятие этих обществ "Белоруско-литовско-украинский концерт-бал". Главной целью такого сотрудничества было получение как моральной, так и материальной поддержки. Ведь только посредством солидарных действий эти национальные союзы могли добиться некоторых общих целей на университетском уровне. Таким примером было, к слову, совместное вступление в состав "Братняй самапомачы" — одной из самых мощных общеуниверситетских студенческих организаций УСБ. Выступив общим фронтом в рамках данной организации, они проводили свои интересы, которые заключались в получении материальной помощи членам своих организации. Участие в "Братняй самапомачы" должно было компенсировать нехватку средств в БСС и служить целям репрезентации белорусского общества в польской студенческой среде.

Несмотря на это, указанные цели БСС так и не смог достичь полностью в связи с явным негативном отношении польских властей к любым проявлениям активности национальных меньшинств.

БСС успешно развивал отношения с "Объединением белорусских студенческих организаций" (ОБСО) в Праге. Весной 1927 г. БСС принимается в состав ОБСО. С этого момента начинается их тесное сотрудничество. Много внимания уделяется работе журнала «Студэнцкая думка». В журнале описываются роль и значение ОБСО для развития белорусского студенческого движения, пропагандируются идеи этой организации. С 1927 г. БСС постоянно выдвигал делегатов на общие съезды членов ОБСО в Праге, однако из-за материальных или паспортных проблем до 1930 г. представители БСС попасть туда так и не смогли. Данные коллизии решались с помощью переписки, а пражские деятели активно выступали в виленском белорусском студенческом журнале.

В январе 1930 г. делегаты БСС в составе С. Станкевича и А. Бартуля впервые приняли участие в V Юбилейном съезде ОБСО в Праге. Во время заседания делегатами были приняты важные решения, связанные с деятельностью организации в Вильно. Было решено перенести три отдела ОБСО непосредственно в край, а именно: отдел журналистики, спортивный и экономический отделы как имеющие большие шансы для успешной работы на родной почве. Также постановили заложить архив ОБСО в Белорусском музее имени И. Луцкевича. Упомянутый январский съезд ОБСО с присутствием представителей БСС принял резолюцию с протестом по поводу политической ситуации в БССР и преследования белорусских национальных деятелей. ОБСО также потребовало от польских властей улучшить положение белорусских студентов.

Большие надежды белорусское студенческое движение возлагало на сотрудничество с Международной студенческой конференции CIE. Данная организация была основана в 1919 г. в Страсбурге и объединила под своим началом студенческие организации со всей Европы. 26 августа 1926 г. к конфедерации присоединилась и ОБСО. С этой поры в съездах Конфедерации, которые проходили ежегодно в разных столицах европейских государств, принимали активное участие и делегаты от белорусских студентов. CIE являлась достаточно влиятельной организацией и членство в ней обещало белорусскому студенчеству определенную поддержку на международной арене.

С 1927 г. по 1930 г. БСС удавалось нерушимо придерживаться своих идеалов, которые держались на независимом, по политической ориентации, и национальном, по сути, грунте. По крайней мере, внешних признаков каких-либо потрясений в этот период не наблюдалось.

На фото: Руководство Беларуского студенческого союза (БСС) УСБ в 1932 г.

(слева направо сидят Эмма Залкинд, Эрвин Кашмидер, Мария Милють,

Станислав Станкевич. Стоят слева направо Янка Хворост, Мариан Петюкевич и Хведор Ильяшевич).

(Источник: czasopis.pl)

Однако с началом 1930-х гг. произошли перемены. Вот как их описывают современники в своеобразной “летописи”:

"1931 БСС ведет борьбу с частью членов “Скоринии”, которые также являются и членами Союза. Эпилог борьбы разыгрывается на Чрезвычайном съезде 13.12.1931, где Общее собрание запрещает членам Союза принадлежать к Корпорации. В скором времени все члены “Скоринии” подали заявления о выходе из Союза. Так окончилось двухлетнее противостояние. Постановление заседания 13.12.1931 г. не признал наш тогдашний куратор проф. доктор Уладычка… Куратор тогда сформировал для решения дела комиссию… Но до соглашения с Корпорацией дело не дошло и из-за этого проф. Уладычка отказался от кураторства. Сенат назначил куратором доктора Эрвина Кашмидера…

1933 год приносит повышение платы за университет и общее ухудшение материального положения белорусского студенчества.

Прошлый 1934 г. В связи с новым законом об академических организациях Союз не мог уже организовывать мероприятий на bioscy. Так все и замерло…".

Под новым законом об академических организациях имеется ввиду распоряжение Министра вероисповеданий и просвещения Польши об академических школах от 1.04.1933 г., согласно которому права студенческих обществ значительно ограничивались. К сожалению, руководствуясь данным законом, БСС был вынужден выйти из ОБСО. Это полностью нивелировало те усилия, которые были приложены для развития БСС как крупнейшей студенческой организации в Западной Беларуси.

Первоначально Союз пытался уклониться от вышеназванного несправедливого решения, в связи с чем руководство БСС направляет в Министерство просьбу о продолжении членства в ОБСО. Однако ответ на это прошение был отрицательный. С этого момента у Союза были оборваны международные связи, что привело к утрате представительства на международной арене, хотя неформальные отношения с ОБСО сохранились.

Несмотря на давление властей и ограничения свободы деятельности, университет сохранял свое право на автономию. Данное право обеспечивало соответствующие свободы студентам, которые в рамках университета могли избежать того прессинга, который был развернут в межвоенной Польше против оппонентов и нацменьшинств. Студенческие организации под патронажем университета могли проводить разнообразные акции, по крайней мере, культурного и просветительского характера, которые всячески ограничивались и не допускались к проведению национальными организациями и партиями. Поэтому с середины 1930-х годов на БСС как на реально действующую и официально легальную структуру приходилась огромная доля общественной работы.

Официально же история БСС оканчивается вместе с историей самого Университета им. Стефана Батория, студентов-белорусов которого столь долгое время он объединял.

03.03.2015 - 13:44