Каких изменений ожидать в высшем образовании Беларуси?

Братство организаторов студенческого самоуправления (БОСС) проанализировало высказывания Александра Лукашенко о высшем образовании, прозвучавшие во время обращения к парламенту и народу.

“Не является ли в Беларуси излишним существующее количество вузов?” - высказал своё сомнение президент.

Мысль о том, что часть университетов закроют, не звучит правдоподобно. Куда более вероятен вариант оптимизации университетов по профилям и объединение университетов, что скорее произойдет за счет поглощения крупными вузами университетов поменьше.

Об оптимизации университетов под разные требования и разные научные степени говорил еще предыдущий министр образования. Оставить несколько классических университетов, присваивающих степень доктора наук по 10 дисциплинам, остальные же сделать более профильно-ориентированными с меньшим количеством дисциплин по возможности получения степени доктора наук.

Опасность закрытия может нависнуть над частными вузами. О их закрытии говорилось еще с 2015 года. Если государственные вузы более вероятно, что решат объединить, частные высшие учебные заведения возможно предпочтут закрыть, аргументируя качеством образования, уступающим государственным университетам, а также невысокими наборами студентов. Частным вузам все труднее и труднее конкурировать с государственными в гонке за студентами-платникам, главным источником финансирования для частных учреждений образования.

Реорганизация учреждений высшего образования, присоединение малых университетов к крупным, не должна сказаться на количестве обучающихся студентов. Несмотря на то, что с каждым годом количество студентов уменьшается, что обусловлено желанием многих молодых людей поступить зарубеж, студентов в Беларуси достаточно. В ближайшие годы цифра студентов сильно не поменяется, команды на сокращение количества обучающихся для работы над качеством высшего образования не было. А утвержденные низкие проходные баллы на ЦТ только подтверждают, что количество студентов не планируют уменьшать. Ко всему прочему, в Беларуси немалый приток студентов с Востока, которых университеты встречают с распростертыми объятиями.

Однако, из-за объединения университетов могут пострадать некоторые преподаватели в случае сокращения работников. Если последует реорганизация, могут возникнуть дублирующиеся кафедры. По уставу университетов кафедры, филиалы не дублируются. При решении университетов сделать большие учебные группы, чтобы сократить количество академических часов - потребности во всем составе преподавателей с двух университетов может не быть.

На 336 000 студентов в Беларуси 51 университет не так уж и много. Посмотреть на соседей: в Литве на 23 вуза 133.290 студентов, в Латвии на 19вузов - 82. 914 студентов, в Эстонии на 23 вуза - 48. 500 студентов, в Польше на 501 вуз - 2 миллиона студентов. Если сравнивать из среднего расчета на один университет, то в Литве выходит 5. 794 студента, в Латвии - 4. 363, в Эстонии - 2.108, в Польше - 3.992 студента. В Беларуси это число 6.588 студента.  

Какой вариант лучше? Много университетов с невысоким количеством студентов или значительно меньше университетов, но с высоким количеством студентов? Существует мнение,  что чем больше студентов в университете, тем выше престиж данного университета, а значит и лучше качество образования. Однако, многие профессора говорят, что при меньшем количестве студентов бОльшая вероятность применения индивидуального подхода к студентам, а это как раз важный фактор влияющий на качество образования. К тому же, меньшее количество студентов обозначает более тщательный подход к абитуриентам, что обеспечивает большее количество студентов по настоящему мотивированных стать хорошими специалистами, что в будущем будет само о себе говорить о качестве образования.

“Лукашенко считает, что государство обязано железно предоставить молодому специалисту первое рабочее место”

И сразу все подумали о распределении. Несмотря на то, что по условиям принятия страны в Болонский процесс, Беларусь взяла на себя обязательство до конца 2016 года пересмотреть положение о распределении, упомянутое обязательное предоставление первого рабочего места намекает на то, что принудительное распределение студентов-бюджетников пересмотрено не будет, не говоря уже о его отмене.  Как отметил президент, “гарантия первого рабочего места - это имидж нашей страны”, подразумевая именно систему распределения. Эта система на самом деле обеспечивает первое рабочее место, но при этом имеет и свои недостатки.

Однако гарантия этого места есть только у студентов бюджетной формы обучения, студенты платной формы не всегда могут воспользоваться такой  “привилегией. Университеты могут распределять в том числе и студентов-платников при наличии вакантных мест, что в условиях растущей безработице редко случается. Однако, даже согласившись на распределение студенты-платники не получали гарантов как “молодые специалисты”.

Проект новой редакции кодекса об образовании предусматривает возможность распределения выпускников-платников с закреплением за ними статуса молодого специалиста, чего раньше государство им не предлагало. Однако с нынешним недоверием студентов к распределению,  обусловленным отклонением именных заявок и распределением в первую очередь по базовым, нет гарантий, что толпы выпускников-платников побегут распределяться, как только утвердят новый кодекс. Многие предпочтут трудоустраиваться самостоятельно, оставаясь при этом без льгот и гарантий молодого специалиста.  

Есть различные причины вызывающие у студентов недовольство распределением. Среди них география распределения, должностью и обязанности не соответствующие ожидаемым, отсутствие возможности карьерного роста и вытекающая низкая вероятность поменять работу в течении двух лет.  Поэтому систему распределения нужно дорабатывать, по специальностям, не испытывающим дефицит кадров, она не должна нести обязательный характер.

Система распределения, представленная нашим государством как гарант трудоустройства, уже давно так не воспринимается студентами. Кроме того, отдельно она успешно существовать не будет. Вместе с реформированием системы распределения стоило бы проводить прогнозирование потребностей рынка труда на несколько лет вперед. Чтобы распределение на самом деле было гарантом рабочего места в условиях наличия интересных предложений для студентов, а не системой, которая выуживает вакансию для студента, на которую сам бы он никогда не согласился.

“Надо со второго, может в конце первого курса тащить их в поле, к станку”

Слова президента о “двух часах в аудитории, двух часах в поле или у станка” вызвало, конечно, много глумления, причина тому - ирония о будущем людей, получающих диплом высшего образования. Но если не привязываться к “рабочему, полевому сленгу”, а вдуматься в смысл, то можно увидеть, что главная идея - это совмещение теории с практикой уже на первых курсах обучения. Практико-ориентированных подход является одним из камней преткновения для критики высшего образования в стране как работодателями, так и преподавателями со студентами.

Почему так часто звучит фраза “забудьте всё, чему вас учили в университете”? Работодатели не дают высоких оценок практическим навыкам нынешних выпускников. В данный момент высшее образование имеет теоретическую направленность, студенты учат сухие факты. Возможность вовлечения студентов в рабочий процесс заметно поднимет их потенциал специалистов. Подобное предложение также может заинтересовать потенциальных работодателей. Курируя студентов несколько лет у себя на производствах, они подготовят опытных работников, которым в дальнейшем смогут предоставить у себя рабочее место.  

Не стоит опасаться недостаточного уровня знания первокурсников. Практика может носить и пассивный характер, а возникающие сложности мотивировать студента самому закрывать пробелы в знаниях. Во всем мире популярны стажировки “Job Shadowing”, во время которых студента прикрепляют к работнику компании и в течении недели-двух он максимально изучает его профессию, обязанности, стиль управления в компании, корпоративные правила и т.п.

И прозвучали слова о “двух часах в аудитории, двух часах в поле или у станка” не только как рекомендация к организации учебного процесса, а как и возможность дать студенту понять, правильный ли выбор профессии он сделал. Как отметил президент, уровень профориентации школьников довольно слабый, что приводит не всегда к правильному выбору профессии. Однако, студенты не должны бояться поменять специальность, почувствовав, что ошиблись с выбором.  Осознание неправильного выбора профессии на первом курсе дает возможность перепоступить на другую специальность, а нововведение про двухлетнюю годность сертификатов с ЦТ только способствуют этому.  

Возвращаясь к теме распределения, есть ещё одна не менее популярная причина недовольства этой системой - это изначальная незаинтересованность в профессии. Молодые люди, которые поняли, что это не их профессия, но решили остаться только чтобы получить диплом, скорее всего не станут хорошими специалистами по специальности. От такой ситуации никто не выигрывает, ни государство, готовившее специалиста в этой сфере, ни студент, который мог потратить 4 года на другую сферу знаний.

Установка на реформирование образования с учетом практико-ориентированного подхода оставляет надежды на положительные изменения в сфере высшего образования. Хотелось бы добавить, что данное нововведение работало бы намного эффективнее при вовлечении бизнес-сектора в изначальное планирование учебной программы. Такая практика широко распространена в странах Европы. Сотрудничество образования и бизнеса к тому же помогает избежать изобилия специалистов по одной специальности и невозможности трудоустройства всех выпускников.

09.05.2017 - 17:34

Автор(ы):

Юлия Добышук
Международный секретарь. Переводчик. Эксперт в области студенческого участия и Болонского процесса. Возглавляла студенческий совет факультета, реализовала проект "Мистер Болон", результатом которого стали одноименные ролики.